Украинец Падун: Гонки — это не только сесть на велосипед и проехаться

Украинец Падун: Гонки — это не только сесть на велосипед и проехаться
25.11.2018

Украинский велогонщик Марк Падун рассказал газете Сегодня об отличиях профессиональных велосипедов от любительских, а также том, как тряслись коленки при виде коллег, о выдуманном "Дакаре", подготовке и участии в соревнованиях.

— Марк, вы сами ездите на обычных велосипедах, или в вашей жизни сейчас только профессиональные?
— Сейчас только профессиональные. Я хочу купить обычный — просто кататься, в магазин ездить. Чтобы свой купить, нужно деньги тратить, а шоссейные команда дает.
— Свой первый велосипед помните?
— Наверное, какой-то трехколесный был, старенький. Точно не помню. На двухколесный сел года в четыре-пять.
— Сколько велосипедов успели сменить?
— Больше десяти точно.
— Когда решили заниматься профессионально?
— Там такая смешная история. У меня был свой велосипед, но я его сломал. И как раз мой будущий тренер по велоспорту ходил по школам и звал детей в секцию. Я был одним из тех, кто пришел. Думаю: "Похожу. Хоть на велосипеде покатаюсь". И как-то до сих пор катаюсь.
— Становилась ваша фамилия когда-то поводом для подколов?
— Дети найдут повод посмеяться, какая бы ни была фамилия. А с моей уж тем более! Когда был ребенком, конечно, это не нравилось. Сейчас лучше. Я же в Италии живу, и для них это странное и простое слово. Моя фамилия здесь звучит намного проще, чем какой-то Гаспаротто. А тут Падун, и все. И у них нет никаких ассоциаций.
— Где начинали заниматься велоспортом?
— В Донецке. Первым тренером был Виктор Горбунов, уже покойный.
— Сразу с шоссе начинали или пробовали разные виды?
— Когда я пришел туда, мне 11 лет было, и главным было просто научиться велосипедом управлять. Это был скорее не спорт, а род деятельности. Потом уже по чуть-чуть начали на разные гонки возить. Был и велокросс по парку, и на шоссе нас вывозили, и фигурное катание было: на дороге расставляли столбики, и нужно было их объезжать на скорость. По маутинбайку, кросс-кантри, тоже соревнования были. Когда уже понял, что хочу чего-то серьезного добиться в жизни, поступил в Киевское училище, и там уже делал только шоссе.

— Когда смотришь те же шоссе, трек, маутинбайк, кажется, что это абсолютно разные миры. Вы пересекаетесь с украинцами из других видов велоспорта?
— С шоссейниками и велотрековиками часто сталкиваюсь. А вот с байкистами очень редко, практически никого там не знаю, и уж тем более в BMX.
— Есть у вас кумиры в велоспорте?
— Кумира нет. Раньше, естественно, все мне нравились — их же по телевизору показывали! Сейчас есть спортсмены-авторитеты, есть яркие личности, как Петр Савин, есть профессионал своего дела, капитан нашей команды Винченцо Нибали. И Крис Фрум мне очень нравится за его профессионализм.
— Вы также пересекались с бывшим лучшим молодым участником "Тур де Франс" Ярославом Поповичем. Он вам давал какие-то советы?
— Да, давал и он, и Андрей Гривко, и Сергей Гончар. Сергей Гончар очень часто мне пишет, помогает советами. Такое чувство, что он был моим тренером всю жизнь — звонит, узнает, как дела, дает советы, очень дельные. По "Вуэльте", например: он был одним из тех людей, которые рекомендовали мне в этом году переходить в протур, а не оставаться на четвертый год в любителях. Рассказывал, как ехать по гранд-турам, как вести себя в гонке. У меня было падение на "Туре Австрии" в июле — я там ребро себе сломал, горло порезал, и он подсказывал, как лучше восстановиться, поделился со своего опыта ощущениями, которые меня ждут.
— Сейчас вы уже не живете в Украине. Где тренируетесь?
— Большую часть времени я провожу в Италии. Последние два года гонялся в любительской итальянской команде Colpack в Бергамо и решил остаться здесь, в этом же городе, так как у меня остались хорошие отношения с этими людьми. Они очень помогали и в то время, и сейчас помогают. И не скажешь, что из команды ушел. Стали familiare — как семья. Они спрашивают, как дела, время от времени встречаемся. Как пример, перед чемпионатом мира в Инсбруке в сентябре ко мне пришли мои бывшие менеджеры — мы с ними пошли поужинали, пообщались. Они помогли отвлечься от всяких мыслей ненужных, смотивировали.

— Вы сейчас выступаете за команду Bahrain Merida, но живете в Италии. Как это работает?
— Я здесь живу и тренируюсь. У меня тренер — итальянец, спортивный директор — бельгиец. Я всегда с ними на связи. Когда приходит гонка, мне присылают билет на имейл. У меня тут аэропорт недалеко от дома — 5-10 километров. Я лечу на гонку: приезжаю за 1-3 дня до старта. Проезжаем гонку и разлетаемся все по домам: кто в Италию, кто в Германию, кто еще куда-то.
— Как вам в Италии?
— Я сам по себе человек, который любит дома посидеть. Затворник. Поэтому у меня особо и образ жизни не поменялся по сравнению с тем, что был дома, в Украине. Высыпаюсь, завтракаю, еду тренируюсь целый день на велосипеде, приезжаю, сижу отдыхаю и вечерком выхожу прогуляться – все то же самое. Культура отличается, но особо в нее не вовлекался. Естественно, больше друзей осталось в Украине, но это связано не с языком: просто есть пару друзей, с которыми мы долгое время пробыли вместе. Такие же люди со временем появляются и здесь. Мне город нравится. Могу сравнить с нашим Ужгородом или скорее даже со Львовом. Бергамо небольшой, но насыщенный, здесь все есть. Достаточно спокойный, тем не менее здесь довольно много движа. Окружен горами с трех сторон.
— Как попали в команду Бахрейна?
— Я в Италии хорошо выступал на гонках, и мне предложили контракт.
— То есть просто увидели вас и предложили? Это так работает?
— Нет. Практически у каждого гонщика, который начинает неплохо выступать на любительском уровне, появляется менеджер. Потом он уже представляет гонщика и "преподносит" его команде. А команда уже дает контракт.

0012.jpg


— Чем отличается опыт в профикоманде от любительской?
— Разница огромная. Не считая дистанций и уровня, есть много-много путешествий. В любителях было так: мы сели в автобусе и проехали 200-300 километров, максимум 500, и через день уже назад возвращаемся. Редко когда были многодневные гонки. Пару раз в том году выезжали в Люксембург. В основном все в Италии. А здесь уже, можно сказать, реальная командировка. Организация, естественно, выше. И жизнь спокойнее, потому что ты знаешь четкий план, что будет дальше. Хотя у меня в любителях была очень организованная команда.
— В этом году вы дебютировали в гранд-туре — участвовали в "Вуэльте". Когда узнали, что туда поедете, и как туда вообще попадают?
— Мы это обсуждали еще в октябре прошлого года, когда переходил в команду. Меня спрашивали, какие у меня задачи на год, что бы хотел проехать. И я одной из гонок назвал "Вуэльту". В этом году я хорошо выступал, и команда решила, что мне будет полезно набраться опыта. Я стабильно стоял в резерве на всех трех гранд-турах, а на "Вуэльте" был в движущем составе. Я, конечно, с удовольствием поехал. Было тяжело, допустил много ошибок в подготовке. После падения в Австрии я слишком рано начал усиленно тренироваться. Меня тренер успокаивал, а я думал: "Да че, у меня ничего не болит". В итоге переборщил с тренировками и приехал на "Вуэльту" сильно уставшим. Но все равно вышло призовое место получить на одном этапе.
— Как готовитесь к таким важным стартам, как гранд-тур?
— Ничем не отличается от подготовки к другим стартам. Выезжаешь на тренировку и делаешь небольшую имитацию гонки. Большая проблема некоторых спортсменов в том, что они думают, что нужно ездить много и часто, и все. А на самом деле нужно организм постоянно в небольшой стресс вводить. Например, если едешь в гору, то с небольшими сменами ритма, делая ускорения.
— Как бы вы описали свой дебютный опыт на "Вуэльте"?
— Обычно у меня если было плохое самочувствие, то я думал: "Ну ладно, осталось потерпеть еще 2-4 дня". А там: "Ну ладно, осталось потерпеть еще две недели". С другой стороны, если на гонке все хорошо, то уже своя атмосфера появляется. За недельную гонку начинаешь сдруживаться с пацанами из команды. А за три недели становитесь очень близкими.

— Первый этап вы закончили в топ-50, а потом выпали из сотни. Что случилось?
— А там не было какой-то борьбы за определенные места в зачете. Там шла борьба только за первую десятку, а остальные гонщики, который ловили больше время, больше береглись, в том числе и я. К примеру, за 20 километров до финиша ты отстаешь, чтобы экономить силы и помогать лидеру. Тогда ты, грубо говоря, сушишь весла, а капитаны борются до последнего. И каждому нужно помочь: чтобы где-то ветер не словил, где-то флягу привезти, если дождь идет — одежду. В этой гонке у меня была роль набираться опыта и помогать капитану.
— 12-й этап вам дался лучше всего – третье место. Почему именно он был самым удачным?
— Я на второй неделе достаточно неплохо себя чувствовал. На первой была страшная жара — за 40 градусов практически девять дней. Я такое сильно не люблю. А в тот день была прям идеальная для меня погода: полудождик, полупасмурно, 23-25 градусов. Дорога постоянно вверх-вниз. Мне такое очень нравится. Так совпало: и самочувствие, и погода, и настроение хорошее, морально был заряжен. Я решил, что хочу в отрыв, команда дала добро, и как-то все сложилось.
— Почему сошли на 17-м?
— Уже на второй день отдыха у меня поднялась температура. Перед этим у нас был финиш на Лагос-де-Ковадонга. Этап мы ехали при 25 градусах, финиш был 12 или даже 8. Скачок температуры, плюс финишировали наверху, и надо было спускаться. Видимо, где-то на спуске промерз. Еще и уставший. И организм не выдержал. Такие гонки — это не только сесть на велосипед и проехаться. Это 60% результата, а 40% — нужно за собой следить, питаться, мыться быстрее под теплой водой, не сидеть под сквозняком, пойти раньше спать. Есть много вещей, которым нужно научиться и которые нужно правильно делать.
— Ваша команда заняла второе место на "Вуэльте". Что для вас означает бок о бок выступать со спортсменами такого уровня?
— В начале года это было что-то невероятное вообще. Первые сборы, первые гонки — начинаешь к своим привыкать, а тут из других команд звезды, которых раньше по телику видел. Когда проехал уже гонок тридцать, как-то начало успокаиваться. Есть уважение к профессионалам. Но уже нет такого: "О, звезда!", и чтобы колени трусились при его виде. Но это после тридцатой, а поначалу, конечно же, было. Даже на сборах.

— Есть какие-то традиции внутри команды? Возможно, посвящение новичков или особенное празднование?
— Команда молодая — только два года существует, поэтому там нет каких-то определенных традиций. Но после победы или пройденного гранд-тура все вместе ужинают, расслабляются.
— Как думаете, какие у вас шансы после таких результатов в следующем году попасть уже не на один гранд-тур и, возможно, даже на "Тур де Франс"?
— Сейчас конец года, и уже определенные разговоры ведем. По окончанию сезона будут обсуждаться планы, какой гранд-тур и когда, какая подготовка будет.
— Наверное, проехать "Тур де Франс" — это мечта каждого велосипедиста...
— Я вам скажу, это не лучшая мечта. Когда по телевизору смотришь — это одно, а когда участвуешь — совсем другое. Когда хорошо себя чувствуешь, временами кажется, что это ад, а когда нехорошо, еще хуже. Все несутся, как последний раз в жизни. И так три недели каждый день. И это не пацаны по улице катаются, а профессионалы, каждый из которых сильный и упорно работал. Тем не менее это вещи, которые нам нравятся.
— На чемпионате мира вы стали пятым в категории до 23 лет. Довольны таким результатом?
— Это было недалеко от "Вуэльты", которую я покинул не самым лучшим образом. И настроение у меня было не совсем оптимистичным, особенно после того, как я неудачно проехал разделку — даже не попал в топ-10, а рассчитывал показать результат намного лучше. Морально немножко был сдвинут. В андерах пацаны моего возраста, и они ехали не на каком-то заоблачном уровне. Если бы я знал, что тогда уже буду лучше себя чувствовать, по-другому бы все сделал. Например, не работал бы в таком отрыве. Думал, что лучший способ показать результат будет отъехать от группы лидеров как можно дальше и на последнем кругу пытаться удержаться с первыми. А так получилось, что сил было намного больше, чем у большинства парней, и я мог бы не держаться с первыми, а бороться с ними, на что я со старта гонки не рассчитывал.
— Кто с вами ездит на соревнованиях, когда вы выступаете не за клуб, а за сборную?
— Главные тренеры сборной. Мне большое удовольствие принесло то, что приехали мои тренера Дмитрий Чмирук и его сын Сергей Чмирук. Я числюсь в команде Белой Церкви — велошколы "Проминь". Они тоже помогали.

1.jpg

— Вам какие трассы больше нравятся?

— В зависимости от формы. Бывает, только со спуска хорошо, и то не с каждого. Но вообще мне больше нравится ездить в длинные горы. Нравится, когда рельефисто: вниз-вверх, вниз-вверх, но чтобы не слишком резкие горы. Я больше такой горняк, который хорошо едет по равнине, комплектный гонщик с уклоном в гору.

— Как велосипедисты восстанавливаются после таких изнурительных гонок?
— Например после "Тура Швейцарии", который проходил на протяжении девяти дней, приехал, один день покатался слабенько, потом денек вообще без велосипеда, потом еще два дня спокойных. После четырех уже начал тренироваться в нормальном режиме. То есть обычно три-четыре дня достаточно, чтобы восстановиться после гонок.
— Как часто бываете в Украине?
— Приезжал на национальный чемпионат. И после завершения сезона тоже езжу к родителям.
— У вас есть отдельная страничка в Instagram, посвященная путешествиям. Какая страна произвела наибольшее впечатление?
— Я очень люблю горы и когда возле них есть озера. Это юг Франции, север Италии, Швейцария, Австрия. Сильно понравилась Страна Басков в Испании, очень сильно. Понравился регион Трентино-Альто-Адидже, который недалеко от границы с Австрией, — там просто невероятные горы, места, виды. У меня больше половины второй странички про путешествия — это чисто фотографии оттуда. Я и пешком по этим горам ходил, и велосипедом все, что смог, объездил за то небольшое количество дней, что там был.
0015.jpg

— Вам в этом году удалось побывать на "Дакаре". Как это было?
— Мы были в Аргентине в январе, на старте сезона. И в том городе, где мы жили, — Сан-Хуане — проезжал "Дакар". Мы туда съездили, пообщались с гонщиками авторалли, посмотрели на машины, как там все работает, как они отдыхают. Интересный опыт, незабываемые впечатления. Когда был малой, отец увлекался авторалли и вообще гонками и автомобилями. Тогда казалось, что это что-то нереальное, что это вообще другой мир, как будто выдуманный и не существует на самом деле. А тут вот, 20 километров от отеля, и можно пощупать, посмотреть.
— "Бахрейн" продлил с вами контракт до 2020 года. Какие цели ставите на эти два года как в команде, так и в сборной Украины?
— В сборной все просто — выступать на гонках чемпионата мира и Европы и показывать максимально лучший результат. А в команде сейчас посмотрели, в каких гонках я лучше всего себя показываю, что мне больше подходит, и будем планировать на следующие года, развиваться. Большинство спортсменов, особенно из Европы, раскрываются к 25 годам или поже — до 32-х. Тогда идет пик спортивной формы. Нужно плавно расти, чтобы когда придет этот пик, уже бороться за высшие места на лучших гонках мира.

Источник Сегодня
Читайте также

Отзывы к материалу

Авторизуйтесь, чтобы оставлять свои комментарии и голосовать: Авторизация

Реклама

Видео

Другое видео

Реклама

Facebook