Верняев и Чебан: о колорите Рио, положении спорта в стране, хобби и личной жизни

Верняєв і Чебан: про колорит Ріо, стан спорту в країні, хоббі та особисте життя
17.09.2016
Олимпийские чемпионы Рио-2016 – гимнаст Олег Верняев и каноист Юрий Чебан – "золотым дуэтом" ответили на вопросы редакции "Сегодня". Рассказали о халтуре в пол-седьмого утра, пороге здоровья и спортивном долголетии, взятках бразильской полиции, колбасе на брусьях и о многом другом интересном.

- С чего начинается ваше утро и когда?
Верняев: – С будильника в 6:30. Дальше - умываться и на зарядку. Хотя сейчас немножко по-другому, халтурю, на зарядки не хожу. Так что проснулся, умылся, чай-кофе с шоколадкой и - в зал на 10 утра.
Чебан: - С кофе, с молоком и без сахара. Или с душа. С того, что нужно разбудить себя и настроится на работу, которая предстоит. Если ее нет, придумать занятия для расслабления, то есть расписать свой день хотя бы в голове. Могу встать и в пять утра, и до 12 поспать. Но обычно встаю часов в восемь.

- Что можете приготовить?
Верняев: – Бутерброд, яичницу и мне хватит (улыбается).
Чебан: – Все, но невкусно (смеется). Идеально готовлю яичницу - просто пальчики оближешь! С оливковым маслом, солькой и чуть перчика. Это мой фирменный рецепт, его никто не знает.

- Как вы можете описать себя?
Верняев: – Добрый, верный.
Чебан: – Веселый, харизматичный оптимист.
- Без чего не представляете свою жизнь?
Верняев: – Без гимнастики.
Чебан: – Без юмора, конечно. Если его не будет, будет грустно. Я часто подкалываю и подшучиваю над кем-то.

- Вам важно, что о вас думают, говорят или пишут в прессе?
Верняев: – Когда как, но я критику и позитив принимаю. Критику принимаю с юмором. История фото с россиянами? Меня она только веселила. Всем не сможешь быть хорошим. У меня есть близкие и друзья, и их мнение мне дороже, чем какого-то диванного воина.
Чебан: – Нет. А читать… Специально не ищу, но если натыкаюсь, то читаю. У людей разное мнение, невозможно всем угодить.

- Что изменило олимпийское "золото"?
Верняев: – Да ничего, как тренер загонял быстро в зал, так и после Олимпиады все сразу пошли в зал (смеется). Выиграли, забыли и пошли дальше. Через две недели у меня уже соревнования, и я пробуду за границей полтора месяца. Ну и как тренер сказал: "Давай быстрее, уже Токио-2020 рядом!".
Чебан: – Медалью в Лондоне-2012 я как бы захватил первенство, титул самого быстрого на планете. А награда Рио - уже на удержание, доказательство этого титула. И всегда тяжелее удержать, как будто все гонятся за зайцем. Убегаешь и не знаешь, кто за тобой бежит и откуда ждать удара. Вторая медаль была очень нужна, потому что наш спорт идет ко дну. И без этих наград, мы бы не смогли двигаться дальше. Очень много спринтеров уходит из Украины. И наследие, которое мы оставляем после себя, оно тоже очень важно. Маленькие детишки будут видеть мои победы и приходить в греблю. Даже двойка Янчук/Мищук, которые в Рио были третьими, после моей победы стояли с глазами, как два блюдечка, и у них был вопрос: "Как?". И после этого у них открылось второе дыхание.

- Видели Рио за пределами арены и канала?
Верняев: – Мы были в Рио до Игр на тестовом турнире, тогда жили недалеко от океана, ходили купались. Но на самой Олимпиаде никуда не попал. У меня было много финалов, и они сильно растянулись по времени. А перед ответственными финалами не стоит где-то гулять, разбрасывать эмоции. Правда, один раз ездил на интервью на японское телевидение и попросил, чтобы меня закинули в маркет. И когда вышел, было жутковато. Положил руку в карман на телефон и только косил по сторонам глазами. А в первый день у нас у парня шорты из комнаты пропали.
Чебан: – Олег прав, Рио - стремное местечко. Если ты не бразилец, тебе там делать нечего. Были случаи, когда сама полиция требовала взятки. Спортсмены приезжали на олимпийский объект и вызывали полицию, чтобы пожаловаться, и приезжала та же бригада. А после пожарной тревоги и приезда пожарных австралийцы недосчитались ноутбуков. А это были наши соседи по зданию. Так что не знал, что делать: с собой в лодку ноутбук брать? Но как диковинка Бразилия понравилась - что-то современное посреди джунглей.

- Тренировки для вас - работа или удовольствие?
Верняев: – По настроению. Сейчас пока все хорошо, никакой угрюмости нет.
Чебан: – Как пойдет. В удовольствие можно делать зарядку, а когда занимаешься этим профессионально, в этом нет ни удовольствия, ни здоровья. Потому что всегда работаешь на пределе. У каждого спортсмена есть свой порог, и каждый этими тренировками пытается его сдвинуть и поднять выше и выше. Только превышаешь свой порог, и органы начинают изнашиваться. После Олимпиады нужно восстанавливаться.

- Сколько собираетесь оставаться в спорте?
Верняев: – Как здоровье позволит. Еще один цикл точно. А если все будет нормально, то и еще один.
Чебан: – Нашу дистанцию хотят снять, и мне как спринтеру на 1000 м делать нечего. Еще думают: 500 м оставить либо 1000. Перестраиваться же в 34 года, а мне будет столько на Играх в Токио… Было бы мне лет 20-25, тогда да, как говорится, гей-гоп!

- Пробовал ли Олег себя в каноэ или в другом виде гребли и какие гимнастические элементы может сделать Юрий?
Верняев: – Нам с Юрой, наверное, по габаритам противопоказаны виды друг друга. Мне придется делать в шесть раз больше гребков, чем ему. А у Юры габариты не пройдут на брусьях. Думаю, мне в его виде было бы легче, чем ему в моем. Но никогда не пробовал себя в гребле.
Чебан: – Думаю, Олегу было бы удобно в академической гребле, где как раз люди его комплекции становятся олимпийскими чемпионами. Они садятся в лодки у руля и задают темп. А я повисну на брусьях, как колбаса, и буду болтаться. Максимум, что могу - попрыгать на батуте или показать пару элементов.

- На какой стадии развития ваши виды в нашей стране?
Верняев: - Доисторический. В любой стране Европы, даже в Румынии, залы намного лучше, чем наши. При этом по медалям в мужской гимнастике мы стали третьими, проиграв только Японии и Англии. У нас есть спортсмены, но негде заниматься. Даже если бы новый ковер постелили не за месяц, а за полгода до чемпионата мира, это бы ничего не изменило. Потому что мастерство набивается годами. Сейчас надо создать условия, чтобы через четыре года кто-то из молодых выстрелил на Олимпиаде. Когда еще бывший министр Украины приехал на базу, у нас была только одна лицензия в Рио - у меня. Он спросил: "Будет командная лицензия?" Я сказал, что если в течение месяца купите снаряды, могу ее гарантировать. Если нет, то чего спрашивать? Как ее зарабатывать на старых? Да, Сергей Бубка договорился, что нам отдадут олимпийский комплект на базу. Это хорошо, но его мало. В России перед Лондоном-2012 закупили 30 или 40 комплектов. Я слышал, что бразильцы отказались от всех снарядов - и в олимпийском тренировочном зале, и в разминочном. И если Украина захочет его купить, нам сделают или 40, или 45% скидки. Если бы кто-то сейчас включился и купил 3-4 комплекта, это было бы очень выгодно. В среднем комплект стоит 120-130 тыс. евро.
Чебан: – В Украине много акваторий, но чиновников их судьба не интересует. Поэтому большинство наших спортсменов уезжают за границу. В финале моего заезда в Рио было еще двое экс-украинцев. Мы тоже ездим готовиться за границу. У нас есть где, но условий нет. Так, в Европе на старте лодки держат ловушки, а у нас - мальчики руками. После Олимпиады-2012 мы боролись за канал в Одесской области. Но нам постоянно отказывали. Акватория принадлежит базе железной дороги. Там есть все: и финишные вышки, и дистанции, и трибуны. Мы просили, чтобы базу передали на баланс города или области, чтобы мы могли пригласить инвесторов. Они пишут, что используется по назначению, но есть фото, где трава там уже с мой рост, и никаких оздоровлений детей железнодорожников. Мэр Одессы обещал помочь. Но пока все на словах.

- Ваше сердце занято?
Верняев: – Свободно.
Чебан: – Да, мою девушку зовут Катя. Со спортом она не связана, но теперь очень полюбила греблю. Мы из одного города, из Южного - я там тренируюсь, она там живет.

- Если бы у вас была возможность сыграть за любой футбольный клуб - за какой?
Верняев: – Это и так все знают - "Шахтер". Из иностранных, может, за "Реал" или за "Баварию".
Чебан: – Я бы погонял за "Шахтер" на позиции полузащитника. Я играю жестко. И мне кажется, что "шахтеры" не такие актеры, как многие футболисты.

- А если бы была возможность получить волшебное качество, то какое?
Верняев: – Одного мало! Но если уж выбирать, то, наверное, становиться невидимым.
Чебан: – Я бы хотел уметь заставлять людей говорить правду.

- Ваше идеальное место?
Верняев: – Или дома с родителями, или где-то с друзьями, неважно где.
Чебан: – В своей стране, в своем доме.

Источник: Сегодня
Читайте также

Отзывы к материалу

Авторизуйтесь, чтобы оставлять свои комментарии и голосовать: Авторизация

Реклама

Видео

Загрузка плеера
Другое видео

Реклама

Facebook